ItchyFeet (snopova) wrote,
ItchyFeet
snopova

Categories:

Bill Bryson, ч. 2.7 - окончание главы 2.

Если сказать, что Fleet Street в начале 80-х вышла из-под контроля - едва ли это отразит истинную суть дел. Национальная Графическая ассоциация, союз работников печати, решала, сколько человек нужно каждой газете (сотни и сотни), и сколько нужно уволить во время экономического кризиса (никого), и, соответственно, выставляла счет руководству. Руководство не могло само нанимать и увольнять работников печати, а на самом деле оно даже не знало, сколько в целом сотрудников у них работает. Вот тут у меня перед глазами заголовок, датируемый декабрем 1985 года, в котором говорится: "Аудиторы нашли 300 лишних сотрудников в The Telegraph". То есть, the Telegraph платил 300 людям, которые на самом деле ничего там не делали. Работникам печати платили по такой сложной системе оплаты по количеству материала, что в каждом помещении, где сидели авторы, лежала книга расчетов размером с хороший телефонный справочник. Кроме и так довольно внушительных зарплат авторы получали специальные премиальные доплаты, которые иногда подсчитывались до 0, 8 пенни - за работу с нестандартными размерами, за чрезмерно отредактированный экземпляр, за проверку слов на иностранном языке, за пробелы в конце строк. Если работа делалась не в издательстве, например, реклама, которая была сделана в другом месте - им компенсировали, что не они это сделали. В конце каждой недели какой-нибудь босс из НГА суммировал все эти надбавки, добавлял немного из очень удобной категории "непредвиденные расходы" и передавал счет руководству. Как следствие, многие начальствующие работники печати, с умениями не лучше, чем можно ожидать от мелкой печатной лавочки, радовались зарплатам, которые входили в 2% самых высоких зарплат Британии. С ума сойти.
Ну, я думаю, мне не нужно объяснять вам, что из этого вышло. 24 января 1986 года The Times резко уволила 5 250 членов одного из самых продажных союзов - или сделала так, что они сами захотели уволиться. Вечером того же дня члены редакционной коллегии были вызваны наверх, в конференцзал, где Чарли Вилсон (Charlie Wilson), редактор, залез на стол и объявил об изменениях. Вилсон был наводящим ужас шотландцем, человеком Мердока. Он сказал нам: "Мы отправляем вас на хрен, вы, мягкотелые английские монашки, но если вы будете пахать и не сосать мою грудь, то, мож, я не обрублю ваши ... и не положу их в мой рождественский пуддинг. Вопросы есть?" Ну или что-то в этом роде.
Когда 400 напуганных журналистов вывалились из зала, взволнованно обсуждая новости и стараясь осознать, что, возможно, они скоро погрузятся в самый драматичный момент своей рабочей карьеры, я стоял в одиночестве и наслаждался единственной радостной мыслью: мне никогда больше не придется работать с Винсом.
Tags: bryson
Subscribe

promo snopova may 8, 2016 13:34 17
Buy for 100 tokens
По катом - все мои уроки английского с названиями и ссылками. Остальное - по тегу english .
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments